От одиночества к любви: 1-я часть метафоры

Аист по имени Рик. Часть 1. Фиолетовая лягушка.

Аист полёт _or

Уже лечу и несу!

Эта метафора была составлена для молодого человека, желающего построить новые отношения. В ней отражены и проблемные отношения его родителей, и проявления детской ревности,  и  характер молодого человека, и его привычки, и  разочарования. (Со своим личным вопросом обратимся сюда). В эриксоновской терапии уникальная метафора создаётся в единственном числе. Подаётся метафора в целительном трансе. Вот она.              «Все видели, как летают птицы. Но не каждому известны их повадки. Аист – крупная птица, это правда. Вьёт гнёзда на больших деревьях. Селится вблизи жилища человека. Устраивает гнездо прямо на крыше. Так ему удобнее? Живут эти большие птицы постоянными парами. Облюбовала такую деревню семья аистов. Или несколько аистовых семей. Или целая стая расселилась вблизи. Это неважно. Пара аистов разместилась в том же месте. И птенчика вывела, как обычно. Назвала её Фося. Вернулась эта же пара аистов с Фосей весной. И вновь гнездо устроила там же. Вновь птенчика-аистишку выкормила. И назвала крошку Даня. И уж на третий срок, когда аистишки совсем подросли, теперь птенчик-аистёнок вылупился. А назвали его звучноРик! Вот о нём и сказка. Сюда на тренинг по эриксоновскому гипнозу.Старый Аист улетал за кормом, а иногда и просто так. И тогда никто не знал, где он бывает. Аистиха хлопотала в гнезде и тоже часто улетала за кормом. А когда, уставая, возвращалась, могла пребольно клюнуть того, кто гнездо не содержал как надо. И на старого Аиста, бывало, щелкала клювом. Но история не о том.
Как только Рик появился в гнезде, и старая Аистиха начала его оберегать, это сразу понравилось малышке Фосе. Однако, суета вокруг несмышлёныша Рика была приятна разве всем? У каждой птички свои ожидания насчёт заботы, верно? Вот-вот и Дане стало грустно. А гнездо вдруг стало почему-то тесным. И однажды, сердясь на ворчливую Аистиху, Даня пребольно ущипнула Рика. Поделом ему! Ну, не станет же Даня-аистишка щипать свою же мамушку! Рик же очень удивился и заковылял на своих ещё слабых ножках к Фосе. А Фося и согрела его, и пёрышки ему разгладила. Ей это нравилось делать. «Почему-то аистишки иногда щипаются». – после того думал Рик. И не знал, почему. Ну, мы-то с вами понимаем. Рик подрос и многому учился . И он забыл, как аистишки щипаются. Он с аистёнками резвился и открывал в полётах таинственный мир вокруг. И вот однажды, резвясь в шумной компании аистят, Рик увидел серую Аистишку с гладкими блестящими пёрышками и тихонько погладил их. Чужая Аистишка громко щёлкнула клювом и пребольно ущипнула Рика за шею. «Аистишки щипаются!» — тут же вспомнил Рик и больше уже аистишек не трогал. «Нарвёшься ешё!» — видимо, огорчался он. По мере того, как аистята и аистишки подрастали, они создавали пары, чтобы свить гнездо и вывести птенцов. Рик часто оставался один. Фося и Даня, найдя каждая свою пару, устроили большие крепкие гнёзда. И там копошились беспокойные аистята. «Аистишки щипаются» — видимо, понимал Рик, становясь большим сильным аистом-одиночкой. Он летал высоко-высоко. Его полёту подражали большие аисты, но быстро возвращались к своим домовитым аистихам и писклявым птенцам. А Рик летел всё выше, потом «падал» вниз и снова взмывал! Его полёт завораживал. И вот Рик исчезал вдалеке! Его гнездо где-то очень далеко? Рик исследовал большие просторы. Размах его крыльев был велик. Мощный клюв и зоркий глаз. В одном из своих путешествий он и нашёл болото, где увидел фиолетовую лягушку. И не стал её есть. Рик был любопытен. Его упорству подражали все, кто хотел чего-то достичь. Необычная лягушка! Он хотел, чтобы их стало больше! И даже взялся вывести новый сорт лягушек! Ему всё было интересно.Работая свои длинным клювом, он устраивал для диковинки заводь. Он трудился целый день, забыв о еде и отдыхе. И в этом особенном пруду было много-много нового. Однажды, занятый последними деталями, Рик услышал шум. Отступив на всякий случай в камыши, он увидел, как на болото села аистишка с хохолком на голове. Она была не похожа на знакомых прилизанных задавак-аистих. Увидев фиолетовую лягушку, она повертела головой и пробормотала что-то вроде: «Ла – ла — ла». Рик сразу присвоил ей прозвище Лала. И он испугался за жизнь фиолетовой лягушки. А Лала не спешила. Переступая с ноги на ногу, она наклоняла головку и бормотала. Её шея подёргивалась. Рик понял, что птица голодна и промедление опасно. Он устрашающе защелкал клювом. А потом, показавшись из-за камышей, поднёс ей аппетитную, хотя и самую маленькую фиолетовую лягушку. Лала аккуратно приняла её в свой клюв, немного замешкалась и осторожно отпустила в заводь. Потом повернулась к нему то одним боком, то другим. Рик замер. «Аистишки больно щипаются!» — промелькнуло у него в голове. Ещё немного потоптавшись, Лала подпрыгнула и улетела, часто махая крыльями. Рик остался один. Полосатые, фиолетово-зелёные, лягушки резвились вовсю. Но это его совсем не радовало. Подняв голову, он смотрел вслед и видел облака. Они были очень разные. «Разве ВСЕ аистишки пребольно щипаются?», — почему-то подумал он. «Дурень, ты, дурень!», — сказал Рик сам себе. И, оттолкнувшись от земли, он взмыл в небо, набирая высоту. Воздух был жарким, а небо чистым и пустым…И когда Рик приземлился в спасительую тень, его могучее тело заиграло и зазвучало как струна: «Найду!».И, как обычно, Рик сразу приступил к делу. Такому умению в делах могли позавидовать многие аисты».…Со своим личным вопросом обращаемся сюда. Продолжение следует. А научиться эриксоновскому гипнозу можно здесь.


Мнение по “От одиночества к любви: 1-я часть метафоры

  1. А где хеппи-энд??7 Пока не понял, как это может помочь. если мужик сам по себе.Если честно, мне тоже сложно с прекрасным полом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *