Полюбить снова

Однажды, мне пришлось работать с клиентом по вопросу отношений. Зрелый мужчина рассказал, как после долгих колебаний решил всё-таки обратиться к психологу. Интимная проблема, которой уже много лет… Отдельными словами, с паузами и с задержкой дыхания он поведал грустную историю. Его первая сексуальная близость разочаровала обоих: и партнёршу, и его самого. «И это всё?», — воскликнула она.   А он онемел. Ему невдомёк было, что первый контакт всегда краток. И с тех пор, думая о девушках, он испытывал оцепенение и неуверенность, которые возрастали вместе с годами одиночества.  Клиенту нравилось продумывать наперёд свои дела. И тогда мы наметили программу совместной работы над его запросом, который теперь состоял из конкретных задач:

  • убрать леденящее влияние первого контакта на личную жизнь, что вызовет рост уверенности;
  • определиться, чего он хочет от женщины, чтобы сознательно её выбирать;
  • научиться  этапам ухаживания по пути к полноценным отношениям.

Мне оставалось подобрать приёмы. Работящий клиент готов был и здесь «работать сутками». Он был настроен на результат, а это, как известно,половина успеха. Если не больше)) Описание приёмов было бы достойно внимания специалистов: эриксоновский гипноз с НЛП 3-х поколений )). Но вдруг в один из дней подготовки к очередному сеансу на глаза попалась книга эриксоновских метафор Кэрол и Стивена Лэнктон «Волшебные сказки». Удивительно или закономерно?  Книга открылась на нужной странице. Вот сама метафора после небольшой переработки. Кстати, этот рассказ, поданный в трансе, «был забыт» клиентом. Но свои новые отношения он уверенно развернул «как будто много-много раз это было». А можно ли при неуверенности в отношениях использовать «сказку» для  само-терапии?  Да. Тогда эту метафору желательно прочитывать дважды. Вначале – с конца  к началу (?!). А потом, со вкусом, от начала — до конца)) 

Взрослые качели

«Возле семейного дома и на детской площадке — качели. Они для детей как незаменимая вещь. Игра, дружба, ритмика.Качаться на качелях, рано или поздно, учится каждый ребёнок. Качаешься себе на качелях, и думать не думаешь, а многое узнаешь. О ритме, о равновесии, о способности удержаться, позволив кому-то раскачать тебя сильнее. Качаешься и познаешь телом, хотя и не стараешься познать. Родители, не позволяющие своим деткам сильно раскачиваться, оказывают им не лучшую услугу. Здесь делаешь движение, которое поможет потом. Здесь сумеешь узнать, на кого можно положиться. Это тот человек, который раскачивает тебя.И ты можешь узнать свою способность удерживать качание, выбрасывая в нужный момент ноги вперед и группируясь при откате назад. Согласованность движений помогает быть уверенным.  Но и без слез не обходится. Недавно Шон с подружкой сели покататься на парные качели. Лицом друг к другу они раскачивались изо всех сил. Их щеки разгорелись, а волосы растрепались. Ещё выше, ещё быстрее! И вдруг качели сломались. Никто не ушибся, но один из шестов выскочил из своего паза. Немного испуга и всё.                            Отец попросил жену пойти и попробовать самой вставить шест в этот паз. Она это сделала и сохранила конструкцию. Чуть погодя, отец взял свою дрель, проверил её и просверлил ещё отверстие, куда можно было вставить болт побольше. Работая вместе, они проделали ещё достаточно дыр, чтобы скрепить болтами все части. Когда Шон с подружкой взошли на качели, волнение осталось. Но вот они снова качаются, крепко держатся и улыбаются друг другу. Удовольствие силы и ритмического движения!  А потом, довольные и уставшие, бегут в дом угощаться вкусняшками.И это так просто!  А ведь никто не знает, как в подсознании живёт ритмика, и как она дружит с вкусняшками, и как всё делится с лучшим другом. Качели детям нравятся, и не только. Ребёнок играет повсюду, используя для игры всё то, что попадётся под руку. А если вдвоём, то намного приятнее и веселее. Можно из кубиков построить замок. Мона, подружка Шона, говорит ему: «Давай здесь дверь сделаем». А Шон отвечает: «Нет, пусть здесь стена будет». И Мона с  восторгом соглашается: «Правильно, для чего нам двери». И оба хохочут.  А вот Салли сказала бы по-другому: «Нет, Шон, ну, как же без двери. Даже глупо как-то». Шон не любит играть с Салли. Наверное, это и так понятно.   Очень приятно играть, при этом даже не важно, во что собственно. Потом, когда взрослеешь, всё это кажется слишком детским. А в глубине души завидуешь той раскованности и хочешь, по-детски, весело играть с другим. Я помню фильм, где Джин Уайлдер играет застенчивого парня, который боится, что у него ничего не выйдет с девушкой. Он изо всех сил старается выглядеть равнодушным. А она при встрече она оказывается мягкой, нежной, задушевной женщиной, с которой легко и спокойно.  Они идут на танцы сначала и вспоминают то, что известно любому ребёнку. Улыбнуться и поймать тёплый взгляд друга, ощущая ритм и свои движения. Забыв о музыке, она вдруг остановилась посреди площадки и потянулась к нему, приглашая его к медленному танцу, прижавшись друг к другу. Это был ответ на его желание перекричать громкую музыку и сказать: «Когда же мы, по-настоящему, потанцуем!». Вслушиваясь в шум, можно спросить себя: «И я боялся? Разве я с этим не справлюсь? Да ещё с удовольствием!» Так всё шло само по себе. Даже тогда, когда они приехали к ней домой, и она зажгла мягкий свет и прикоснулась к его одежде, чтобы снять её. Она скинула и с себя верхнюю одежду и нежно сказала ему: «Остальное ты сделай сам». Он смотрел не её обнажённое тело, а она спросила: «Ты думал, моя грудь больше?». И он хрипло ответил: «Я и понятия не имел, что ты так красива». Она включила тихую музыку, и они танцевали в интимно мягком свете в её комнате. А потом она подняла руки, чтобы окутать его мягким халатом, а он —  её. И, обнявшись, они направились к реке в лунный свет пляжа. И он положил руку ей на сердце, которое сильно билось. «Ты волнуешься, — проговорил он, — О чём же ты волнуешься? Ведь это я должен волноваться». А она спросила в ответ просто: «А хочешь знать, отчего мне станет хорошо?» И он ответил: «Если я бы узнал об этом, то был бы счастлив». И очень нежно она стала объяснять, что «почувствовать тебя в себе было бы хорошо, но я не хочу этого сейчас, а сейчас я хочу, чтобы ты касался меня, и целовал, и смотрел. У нас много всего будет, и я о многом ещё скажу, но сначала мне нужно немного доверия».Она смотрела на него, и ей хотелось, чтобы он смотрел на неё тоже. Её чувственная улыбка была прелестна. Глаза сияли, излучая ласку и тепло. И в этом волшебном кино, она увидела себя девочкой, открытой и доверчивой, танцующей с мальчиком на детском празднике. Она смотрит на восторженное лицо друга и ощущает его крепкие мальчишеские  руки на своих плечах. А вот ещё картина: они играют с мальчиком в обливалки. Его струи мощнее и летят дальше. Вода брызжет на них, и оба подставляют себя тёплому дождю. Невинные, счастливые дети. И они, взрослые мужчина и женщина, вновь пережили минуты детского счастья. Каждый увидел рядом бесценное сокровище, которому доверяешь.Встреча глазами, касание, поцелуй, —  всё это гораздо интимнее, чем то, что потом. В этой интимности таится волшебство контакта, горящего страстью. И когда к качелям подошла мама, чтобы увести Мону домой, девчушка улыбнулась: «Мам, мы долго качались и мороженое ели». Она узнала о счастье ритма с мальчиком Шоном. Невинное удовольствие начинается задолго до взрослого влечения». 

Если хочешь быть любимым, люби… (Сенека).

 Сочинение метафор — это творческое умение.Кому оно полезно? Психологам, консультантам, педагогам  и, конечно, родителям «непослушных» детей (а разве существуют послушные дети?). Здесь можно научиться  метафорам и получить помощь по любой личной проблеме. Открой сейчасА здесь собраны отзывы участников прежнего потока. Открой и убедись!

 


2 мнения по “Полюбить снова

  1. Очень круто, если вчитаться.Но как-то несовременно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *